Понедельник 11/24 января.

Сотрудницу американского консульства пустили к сестрам ровно на пять минут.
Представителя Красного Креста не пропустили, но после его настояний и попыток войти солдаты стали подметать и чистить площадь перед их обиталищем.

В пятницу 15/28 января архиепископ Марк вернулся в свою епархию, чтобы исповедовать братию монастыря преп. Иова Почаевского в Мюнхене, и затем в субботу и восресепье совершить богослужения в Берлине, где он также, как настоятель, председательствовал на приходском собрании.

Воскресенье 17/30 января.

Во всех православных русских храмах, как в России, так и в рассеянии сущих, читалась в этот день, согласно Типикону, евангельская повесть о иерехонском слепце (Лк. 18, 35-43). Событие это произошло как раз на том месте, где сейчас - не просто спор о правах на владение имуществом, но

поистине трагическое противостояние двух противоположных по духу подходов к пониманию самого смысла существования Церкви в этом мире. По толкованию святых Отцов слепец, о котором ныне поведало Евангелие, есть образ грешника, неотступно молящегося и получающего посредством такой молитвы прощение грехов и обновление души Божественной благодатию. Так Господь еще раз милосердно напомнил нам, что Иерихон - это прежде всего место молитвы, смиренной молитвы ко Господу, которая будет услышана, даже если все вокруг будут приказывать молящемуся замолчать.

В этот день в Давосе (Швейцария) Иорданскому королю Абдулле II после его речи на встрече глав государств было лично вручено Послание Преосвященного Амвросия, епископа Вевейского, по поводу незаконного захвата нашего участка в Иерихоне. Аналогичное послание было передано через надежного посредника президенту Арафату.

В понедельник 18/31 января архиепископ Марк вернулся в Иерусалим.

Вторник 19 января/1 февраля.

После литургии владыка вместе с игуменом Алексием поехал в Иерихон. Сестры явно укрепились духом за прошедшее время и сказали владыке, что все происшедшее заставило их сосредоточиться на молитве и осознать, что их переживания не могут сравниться с тем, что приходится переносить монахиням в Косово или пришлось пережить тем же палестинцам в тюрьмах или в подполье.
Начальник отдела внешних сношений МП митр. Кирилл Гундяев осматривает «добычу».  

Из Иерихона архиепископ Марк, захватив с собой братию «ночной смены» монашествующих, постоянно дежурящих и молящихся у ворот нашего иерихонского подворья, поехал в Иерусалим, где у него была назначена встреча с американским генеральным консулом. Владыка просил американского дипломата добиться от палестинцев равного отношения к нашим сестрам и к московским представителям, в частности, в вопросе свободного входа и выхода, дозволенного последним и не дозволенного нашим сестрам.

Около 14 часов сестры сообщили из Иерихона, что туда приехало множество палестинских чиновников. Вслед за ними приехала группа монахинь из Горненского монастыря, начальник московской миссии архимандрит Феодосии и митрополит Кирилл Гундяев, председатель Отдела внешних сношений МП.

С палестинской стороны приехал Абед, заместитель полковника Раджуба. Один из чиновников спросил нашх сестер, почему они находятся здесь. Они спокойно ответили, что находятся на участке, принадлежащем нашей Церкви, и что другим здесь нечего делать. Абед объяснил нашим сестрам, что они приехали для того, чтобы осмотреть участок и решить, как его разделить, и что мы в течение 48 часов получим ключи к «своей» части.

ИЗ ОБРАЩЕНИЯ С. МАРИИ, КОТОРАЯ ВМЕСТЕ С С. КСЕНИЕЙ УЖЕ 18 ДНЕЙ НАХОДИТСЯ В ДОБРОВОЛЬ НОМ ЗАКЛЮЧЕНИИ В ИЕРИХОНЕ.

(Приводится с незначительными сокращениями)

Почему мы здесь?
Палестинцы еще не вполне усвоили образ «свободы», характерный для коммунистической системы. Двери нашей тюрьмы остаются полуоткрытыми, и мой нравственный долг -использовать этот луч света, чтобы рассказать миру об отсутствии религиозной
свободы в Московской патриархии и о ее соратнике, русском правительстве.
Я должна говорить от имени о. Александра Жаркова, простого священника МП, любящего духовного отца своей паствы. Устав от произвола, от бездуховности своих архиереев, он в июне 1997 г. обратился с просьбой к архиереям РПЦЗ принять его под свой омофор. С этого момента ему не давали покоя работники службы госбезопасности. В воскресенье 14 сентября 1997 г. его жена, обеспокоенная тем, что он не вернулся домой, начала его искать. Она нашла тело о. Александра, с прострелянной головой и грудью, в местном морге. Для большей надежности его переехали автомобилем.

Я должна говорить от имени простых бесстрашных душ, благочестивых бабушек в Обояни, и Томске, и Санкт-Петербурге, и ради их архиереев, Евфимия и Вениамина, принадлежащих к РПЦЗ, которые подвизаются сохранить свои домашние храмы, зная, что в любой момент они могут быть арестованы, а храмы, где они совершают богослужение, уничтожены.

Я должна говорить о лукавстве Ельцина и московского патриарха Алексея II, гордо выставляющих напоказ свой Закон о свободе совести - свободе, предоставленной только тем православным верующим, которые поддерживают Московскую патриархию.

Я должна говорить от имени бесчисленных верующих и священников в МП, которые прекрасно знают об испорченности своих архиереев, о зависимости Церкви от государства в России, но которые бессильны, которые лишены возможности говорить открыто.

Они беспомощны перед своими архиереями, перед своим патриархом Алексием II, более известным в досье КГБ как «агент Дроздов»...

Я должна открыто заявить о лжи патриарха
Алексия, произнесенной им в эти дни - об одной большой лжи и об одной маленькой.
Роскошный лимузин архим. Феодосия увозит высокое начальство.


Ложь маленькая: На прошлой неделе информационное агенство ТАСС сообщило, что патриарх Алексий обвинил Русскую Православную Церковь Заграницей в том, что она не открывает дверей своих владений в Святой Земле для людей из России, Белорусси и Украины. Патриарх Алексий, должны ли мы послать Вам фотографии, сделанные 7 января 2000 г., на Рождество, когда сто хористов Московской семинарии вместе со своими священниками посетили монастырь Св. Марии Магдалины в Гефсимании, осмотрели церковь, и были приглашены на импровизированную трапезу нашими сестрами? Не желаете ли вы встретиться с одной из наших монахинь-палестинок, которая заведует сувенирным киоском, и которая так усердно изучала русский язык, чтобы послужить многочисленным русским паломникам, проходящим через наши ворота?

Большая ложь: патриарх Алексий, Вы говорите, что сегодня Церковь в России независима от государства и свободна. Почему же сегодня в Иерихонском монастыре больше русских дипломатов, консульских представителей и чиновников, чем монахов? Правда ли, что, согласно сообщениям высокопоставленных израильских официальных лиц, русское правительство намерено превратить иерихонский монастырь в консульство? МП протестует против того, что РПЦЗ не заботится о святынях на Святой Земле, не заботится о паломниках. Неужели консульство на руинах церкви VI века лучше послужит религиозным потребностям русских православных верующих, чем монастырь?

И если сегодня у меня есть еще небольшая щель, через которую я могу говорить, я должна спросить страны, заявляющие, что они стоят за свободу, за закон: где же сегодня ваши голоса?

Израильские министры, Натан Щаранский и Юлий Эдельштейн, вы были узниками совести, «отказниками» - мы тоже отказники. Мы тоже знаем зловоние репрессий - эти прослушиваемые телефоны, этот стук в дверь, этих «друзей», подсылаемых только для того, чтобы доносить, чтобы следить за каждым твоим жестом, за каждым твоим словом.

Свобода только для некоторых не есть свобода. Покажите ныне вашу солидарность, вашу веру в то, что все люди имеют право на религиозную свободу - евреи, мусульмане или христиане.

Соединенные Штаты Америки и Всемирный банк, понимаете ли вы, как провалился ваш эксперимент? С. Тальбот, Вы хотите, чтобы Россия последовала демократическим принципам. Президент Всемирного банка Вольфсон, вы хотели бы, чтобы Россия приняла экономику свободного рынка. Разве не стало совершенно очевидным, что страна, нравственность которой столь тяжко больна, не способна понести трудностей следования принципам свободы и демократии?

Восстановление свободной России невозможно без нравственного возрождения. Нравственное возрождение невозможно без очищения и обновления ее религиозного большинства - Православной Церкви. США, если вы дозволяете постоянное замалчивание голоса свободной части Русской Православной Церкви, захват наших храмов в Святой Земле, вы наверняка ввергнете Россию в постоянный упадок и коррупцию, которых не в состоянии будут излечить никакие миллиарды долларов.

И наконец, я обращаюсь к моим любимым друзьям, простым людям, с которыми я живу и работаю в Палестине. Я знаю ваше прекрасное гостеприимство, красоту вашей скромности среди репрессий, от которых вы страдали так много лет. Я знаю, что эта щель в двери открыта для меня потому, что вы по глубинной своей доброте просто не знаете как, не постигаете вашими прекрасными сердцами, как закрыть эту дверь. Моя самая искренняя молитва - чтобы ваши лидеры - ваш Ясир Арафат, Абу Мазен, генерал Раджуб, Сарб Эрекат - не поддались соблазну принципов тоталитаризма и коррупции. Ваш народ страдал слишком долго, и слишком хорош, чтобы ныне быть преданным своими лидерами таким образом.»

Из откликов на это обращение мы приведем выдержки из письма одного из упомянутых в обращении «священников МП, которые прекрасно знают о испорченности своих архиереев, о зависимости Церкви от государства в России», о. Георгия Эдельштейнна, настоятеля Воскресенской церкви села Карабаново Костромской епархии. О. Георгий пишет:

... В 1927 г. митрополит Сергий в своей лжи вой «Декларации» заявил от лица всей Церкви: «Мы с нашим народом и нашим правительством». Но никто не может одновременно стоять на двух противоположных краях бездны, никто не может служить двум господам.

Когда Сталин легализовал Московскую Патриархию, наши высшие иерархи сели в роскошные правительственные лимузины и уехали от своего народа к своему коммунистическому правительству. Там они и проживают единой дружной семьей по сей день. Они отдыхают на одних и тех же правительственных дачах еще со сталинских времен, лечатся в одних и тех же санаториях и больницах, вкушают за одним столом на кремлевских приемах, у них общие цели, общие задачи, общие методы достижения целей и выполнения задач.

Простите нас Христа ради. Это они, а не мы силой выгнали вас из Свято-Троицкого монастыря в Хевроне в 1997 г., это они, а не мы, уже в нынешнем юбилейном году, стоя у Святого Престола, принося бескровную жертву, интриговали против вас, плели всевозможные козни, планируя силой захватить еще один монастырь, на этот раз - в Иерихоне. Цель совершенно ясна и всякому понятна: шаг за шагом, методом ползучего эмпиризма поглотить и ликвидировать РПЗЦ. Как говорит лиса в известной русской сказке: «Ты мне только позволь лапку положить, а уж потом я сама ухитрюсь на воз влезть». Почти никто в мире не заметил беззаконие в Хевроне, нынче мир бесстрастно взирает на грубое беззаконие в Иерихоне. Что нам помешает продолжить агрессию в Вифании, в Гефсимании, на Елеоне?

Много лет нас учили, что молчание - золото. Много лет нас заставляли забывать простую и непреложную истину, что молчанием предается Бог. Молчание было высшей добродетелью в коммунистическом государстве и в Московской Патриархии. Много лет мы оправдывались тем, что мы вынуждены молчать, что нас заставляют молчать, что, если мы скажем правду о положении религии и Церкви в нашей стране, нас могут посадить в тюрьму, отправить в концлагерь, а то и просто убить. Да, могут. Пример о. Александра Жаркова, о котором вы пишете, должен напомнить всем непокорным, что их ждет: пуля в грудь и контрольный выстрел в голову. Но в каком веке за две тысячи лет за исповедание Христа гладили по головке? Сегодня в России нет таких массовых преследований христиан, какие были в первые годы советской власти. Но мы по-прежнему молчим. Молчим намного дружнее и громче, чем в те страшные годы. Впрочем, вместе с нами так же дружно и демонстративно молчит и вся мировая прогрессивная общественность.

Мы все об этом [т. е. о том, что нынешний московский патриарх, как и многие другие архиереи МП, сделал свою карьеру благодаря тесному сотрудничеству с КГБ. - Ред.] знаем и молчим. Вот и пожинаем плоды своего молчания. Не сомневаюсь, что бывший президент Борис Ельцин, за которого я всегда голосовал, знал о патриархе Алексии гораздо больше, чем нам рассказали газеты. Еще больше знает о нем, думаю, и. о. президента Владимир Путин, но они предпочитают молчать.

К сожалению, и ваши сограждане, американцы, такие же молчальники. Патриарх Алексий приезжал в США, выступал в больших аудиториях, на встречи с ним приходили тысячи американцев, но ни один не посмел сказать ему правду в глаза. Я никогда не поверю, что профессора Свято-Владимирской православной семинарии под Нью-Йорком и профессора Джорджтаунского университета никогда не читали общедоступные документы. Патриарх Алексий II был принят в Государственном Департаменте и в Белом Доме. За что получают деньги ваши чиновники, если ни один из них не поставил в известность руководителей государства, с кем они будут беседовать, кому они пожимают руку. К сожалению, они молчат и сегодня.

Сырая и холодная комната, в которой живут
сестры Мария и Ксения.

Захват вашего монастыря в Иерихоне и ваши страдания в холодной и сырой келье - это наша общая вина, в том числе, я полностью согласен с вами, и моего друга Натана Щаранского, и моего старшего сына Юлия Эделыптейна. Мы все молчим, пока бьют и грабят не нас, пока пожар горит в чужом доме.

Сегодня весь мир кричит об экономических, финансовых, политических, юридических и прочих бедах и болезнях России. Но болезнь у нас только одна - духовная. Мы не покаялись, мы не возненавидели свой грех. Покаяние может начаться только с Церкви, а мы сегодня значительно дальше от покаяния, чем десять лет назад.
Когда ваши и наши священники, когда ваши и наши государственные деятели не побоятся во весь голос говорить правду, как говорите ее сегодня вы, две маленькие слабые женщины, только тогда у России появится надежда на возрождение.»

Священник Георгий Эдельштейн
1 февраля 2000 г.
на предыдущую страницу... на следующую страницу...