СООБЩЕНИЕ ИЗ КАНЦЕЛЯРИИ АРХИЕПИСКОПА МАРКА,
БЕРЛИНСКОГО И ГЕРМАНСКОГО, РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗА ГРАНИЦЕЙ, НАБЛЮДАТЕЛЯ ЗА ДЕЛАМИ РУССКОЙ ДУХОВНОЙ МИССИИ В ИЕРУСАЛИМЕ.

Сегодня, в субботу 2/15 января 2000 года, палестинские военные ворвались на территорию участка Русской Духовной Миссии в Иерихоне. На участке находятся два больших дома и большой фруктовый сад. Военные арестовали наших монахов и увел их в полицейский участок. Там им заявили, что их освободят до обеда, но они не имеют права вернуться в свой дом. Тем временем американский консул [извещенный о событиях в связи с делом с. Марии - см. ниже. - Ред.] позвонил министру по религиозным делам Эмилю Жажуи. Последний связался с Арафатом, который заявил, что наши монахи могут вернуться в свой дом. Когда они там появились, оказалось, что в доме находится начальник Духовной Миссии Московской патриархии Феодосии, который им объявил, что они могут во вторник, то есть через четыре дня, взять свой кондиционер. При ссылке наших монахов на слова Арафата московский «священнослужитель» сказал, что он лишь исполняет задание своего государства и в дом их не пустил. Это очередной пример теснейшей связи Московской патриархии с государством. Именно это мы называем сергианством, которое является одним из важнейших расхождений между нами и Московской патриархией.
Во время пребывания московского патриарха Алексия на Святой Земле (4-7 января) по случаю рождественских праздников чиновники
палестинской администрации нанесли визит начальнику нашей Духовной Миссии игумену Алексию и в длительной беседе настаивали на том, что две части Русской Церкви должны объединиться. Игумен Алексий им объяснил, что мы сами заботимся о церковных делах, но что, с другой стороны, как раз Палестинское правительство надолго подорвало возможность мирного обсуждения насущных вопросов в июле 1997 года, зверски избив наших монахов, изгнав их из Свято-Троицкого монастыря в Хевроне и учредив там насильно Московскую патриархию.
Монашествующие Русской Зарубежной Церкви на протяжении десятилетий хранили Свято-Троицкий монастырь с главной его святыней - Мамврийским дубом и Иерихонский сад с остатками церкви первых веков христианства от многочисленных нападений. Нынешнее новое
нападение со стороны Московской патриархии, находящейся в объятиях постсоветского государства, свидетельствует о вопиющем попрании человеческих и религиозных прав всеми участниками этих темных дел как в Хевроне, так и в Иерихоне, свидетельствует о их готовности безответственным образом нарушать чувствительный «статус кво» на Святой Земле. Очевидно Арафат хочет войти в мировую историю как гонитель Русской Православной Церкви.

Призываем мировую общественность опротестовать это беззаконие.

Мы помещаем в этом номере подробную хронику происшедшего в Иерихоне - не только для того, чтобы познакомить читателей с фактической стороной дела, но и для того, чтобы дать им возможность хотя бы отчасти почувствовать ту атмосферу беззакония, лжи и террора, которая создается вокруг наших святынь российским правительством и Московской патриархией. - Ред.

Богъ же не имать ли сотворити отмщенiе избранныхь Своихъ, вопиющихь къ Нему день и ночь... глаголю вамъ, яко сотворить отмщенiе ихъ вскоръ, (Лк18,7-8).

Обидяй да обидитъ еще, и скверный да сквернится еще... И се, гряду скоро, и мзда Моя со Мною, воздати коемуждо по дъломъ его (Откр 22,11-12).

 

Суббота 2/15 января

Этим субботним утром по уставу, принятому Русской Церковью, полагалось читать на литургии евангельскую притчу о судии и непрестанно вопиющей к нему вдовице, притчу, которой Господь побуждает нас молитися и не стужати си. Предчувствовал ли кто-нибудь из чад Русской Православной Церкви въ рассеянии сущихь, что с этого дня все мы, не только усердные, но и ленивые, начнем вопиять непрестанно, уповая на милость Божию, умоляя заступить и помиловать нас?

Около 10:00 утра вооруженные палестинские солдаты и офицеры службы безопасности внезапно ворвались на территорию нашего иерихонского подворья. Члены небольшой монашеской общины (в том числе о. Тихон, более десяти лет живущий здесь), занимавшиеся, помимо молитвы, основного монашеского делания, также садоводством и изготовлением ладана, были арестованы. Им было объявлено, что с 10 утра иерихонский участок с садом и всеми находящимися на нем постройками, передан МП. Местные жители, знающие наших монахов и дружески настроенные по отношению к ним, протестовали на улице.
wjestnik#00071.jpg

Тем временем сестра Мария (Стефанопулос) из Гефсиманской обители, администратор Вифанской школы для палестинских девочек, вместе со своей сотрудницей, сестрой Марфой, направлялись в Тивериаду, чтобы забрать оттуда после каникул школьниц-пансионерок. Около 11 часов они находились недалеко от Иерихона. Начальник Духовной Миссии РПЦЗ, игумен Алексий, сообщил им по мобильному телефону о случившемся и велел немедленно ехать в Иерихон. Подъехав к нашему монастырю, с. Мария увидела толпу перед воротами, а внутри, на нашем участке, не только палестинских солдат и офицеров госбезопасности, но и начальника Миссии МП архим. Феодосия с каким-то незнакомым ей монахом. Она сразу же позвонила по мобильному телефону в американское консульство. [Здесь для недостаточно информированных российских читателей, которых сегодня пытаются убедить в том, что МП хочет защитить русские святыни от «американцев», небесполезно будет небольшое разъяснение. Чада русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ), потомки спасшихся от коммунистического террора русских людей, живут ныне и в Европе, и в Азии, и в Австралии, и в Америке и, естественно, имеют соответствующее гражданство. Наша Церковь Божиим благословением просвещает также жителей тех стран, где действуют наши приходы. Это люди, всем сердцем своим принимающие Православие, именно русское Православие - не только с его богослужебными традициями, но и со всей болью и горечью исторической судьбы Русской Церкви. Поэтому наши монастыри в Святой Земле населены людьми разных наций, имеющих самые разные паспорта. В прошлом году в «Вестнике» № 4 и 5 игумений

Генеральный консул США Д. Хербст нашем участке, разговаривает с с. Марией, которую только что выбросили за ворота «монахи» МП.

Елеонского и Гефсиманского монастырей подробно рассказывали об этом читателям. Сестра Мария - американская гражданка, поэтому она, естественно, обратилась за помощью в американское консульство.

Не в российском же консульстве было ей искать защиты от беззакония, российским же правительством затеянного!] Объясняя по телефону ситуацию американскому консульскому работнику, сестра Мария прошла в ворота, но почти сразу же была вытеснена с участка палестинскими военными. Архим. Феодосии молча наблюдал эту сцену.

Вскоре вернулись из полицейского участка наши монахи. Им было позволено войти и забрать личные вещи, которые были затем погружены в грузовик. С. Марии было предложено на этом же грузовике уехать вместе с монахами в Иерусалим. Она отказалась и распорядилась, чтобы с. Марфа села в машину и вернулась в Вифанию.

Отойти от ворот с. Мария также категорически отказалась. Она начала громко объяснять собравшимся возле ворот палестинцам, что наши монахи арестованы и изгнаны из своего дома. Вероятно, палестинские военные решили, что для них лучше впустить с. Марию внутрь, поскольку они опасались реакции местных жителей. Во всяком случае, они вежливо пригласили ее войти. Войдя внутрь, она сперва просто села возле ворот - не только от усталости, но в надежде, что скоро появится кто-нибудь из нашей Церкви или из американского консульства. Однако палестинские солдаты предложили ей пройти вглубь участка, к часовне - помолиться, несколько раз повторив ей, что она свободна здесь находиться. Перед часовней в кресле сидел архим. Феодосии. Когда с. Мария подошла к часовне, молодой, рыжебородый, небольшого роста, но крепко сложенный мужчина, одетый в черные штаны и рубаху, преградил ей путь. С. Мария сказала, что идет просто помолиться, и что палестинские военные позволили ей войти в часовню. Но тот встал перед входом, не давая ей войти.
Перед воротами дома, в котором жили изгнанные 15 января монахи. Первоначально это здание было странноприимницей для русских паломников (см. пояснения к чертежу).

Появился другой, так же одетый (были ли это монахи, с. Мария не уверена, но они, несомненно, принадлежали к одному и тому же контингенту), значительно крупнее первого. Оба эти «товарища» самым грубым и бесцеремонным образом скрутили изо всех сил сопротивлявшуюся инокиню, волоком протащили ее через весь участок и выбросили за ворота, по собственному выражению с. Марии, «как мешок с картошкой». Архим. Феодосий молча наблюдал. В это время у других ворот появился только что приехавший из Иерусалима генеральный консул США Джон Хербст. Обойдя участок снаружи вдоль забора, консул подошел к тем воротам, за которые выбросили сестру Марию, и спросил ее, как она себя чувствует. С. Мария, объяснила, что считает необходимым оставаться здесь до тех пор, пока ситуация не разрешится и наши монахи не вернутся благополучно в свой дом. Благодаря вмешательству консула, с. Марии было позволено палестинскими властями вернуться на территорию подворья - к большому огорчению представителей МП. Она вернулась к часовне и села недалеко от входа. Напротив нее, перед самым входом сидел московский монах. Через час появился архим. Феодосий с каким-то иеромонахом, который сфотографировал рыжебородого «стража» перед входом в часовню. Затем «священнослужители» МП заперли часовню и удалились. Солнце село и стало холодно. Несколько палестинских солдат расположились во дворе у часовни. Примерно через час появился «большой» монах, сменивший маленького рыжебородого на его посту перед запертой дверью в часовню - вероятно, они по-очереди уходили поесть и погреться. Ни о чем подобном для легко одетой инокини не могло быть и речи. Тем временем пришли рабочие и поменяли замок на дверях часовни, как, вероятно, и все другие замки на подворье. Наконец, монахам МП, видимо, надоело стеречь с. Марию, и они ушли, оставив ее одну перед запертой дверью в холоде и темноте. Около 9 часов вечера к ней присоединилась с. Ксения из Гефсиманской обители, также американская гражданка, допущенная палестинцами на участок по ходатайству ген. консула, опасавшегося оставить там сестру Марию безо всякой поддержки, наедине со столь агрессивными и немилосердными «братьями во Христе» из МП. Обе инокини провели ночь на холодном, вымощенном камнем дворе перед часовней под тонкими одеялами.
Ген. консул Д. Хербст ведет переговоры с начальником Миссии МП архимандритом Феодосием, который совсем недавно уверял, что в Хевроне никакого насилия не было... Эту ложь о якобы «мирной» передаче хевронского м-ря в 1997 г. МП охотно использует и в памфлетах, направленных против нашей епархии в Германии.
  на следующую страницу...